Category: путешествия

Голландцы, что с них взять

"Вот просто так ходите по городу и всем подряд помогаете?" - после двух тем, вчерашней и про внимательность, спрашивает в письме Татьяна, моя утренне-культурная слушательница и читательница блога. "О, нет, Татьяна", - пишу я, - "Не просто так. У меня несколько костюмов; сегодня, например, переоденусь в Человека-паука". Так, иронизируя, мы переписываемся, пока Татьяна не говорит: "Но, Владимир, в наше время никто же на слово не верит, вас пруфами достанут". "Пожалуй", - отвечаю я, - "Завтра я расскажу одну историю пионерского бескорыстия и человеческой неблагодарности. А послезавтра специально для Вас создам тему про русскую речь, а то "пруфы", "достанут". "Что, с портретом на коне и с Санчей Пансой?" "Почти", - улыбаюсь я...


В первых числах июня 2011-го я вышел из нашего здания на Пятницкой, набрал телефон знакомой девушки и так, разговаривая, зашёл в метро. У касс на Новокузнецкой, где работают самые медленные бабушки в мире, в очереди, продолжая разговаривать по телефону, краем уха я услышал немецкую речь: несколько молодых иностранцев пальцами показывали в окошко кассы, что им нужно четыре билета. "Я перезвоню", - сказал я в трубку и шагнул правее - к гостям из зарубежья, - "Is there any way I can help You?" "Да", - радостно кивают немцы и просят помочь с покупкой билетов. Бабушка отсчитывает четыре карточки, иностранная молодёжь раздаёт их друг другу, мы идём к турникетам, и пока толчёмся, я спрашиваю, из Германии ли они. "Нет, из Голландии", - и тут я прислушиваюсь: точно! На эскалаторе мы знакомимся, голландцев зовут Йост (Joost), Юст (Just), Эмиль (Emile) и (забыл четвёртого). "Куда вам, ребята?" - спрашиваю я. "Нам нужен вокзал, откуда едут поезда в Санкт-Петербург, мы хотим купить билеты". "Давайте, я вас довезу?" "Да, спасибо!" Мы заходим в поезд, доезжаем до Театральной. Пока едем, кто-то из типично русских нетерпеливых пассажиров, проталкиваясь к выходу, толкает одного из голландцев, наступает на ногу; голландцы при этом немного скованно улыбаются, пропускают всех. "Россия", - объясняю я, - "Скажи спасибо, что с тебя носки не сняли". Шутку понимают, мы хохочем и переходим на Охотный ряд. До Комсомольской далеко, я пускаюсь в расспросы и выясняю, что ребята - друзья, что двое из них - родные братья, что путешествуют они такой компанией раз в два года и что в прошлый раз ездили в Японию, а сейчас надумали в Россию. "Сами захотели", - спрашиваю, - "Или случайно?" "Пришли в турофис в Амстердаме, нам порекомендовали Россию, скидка на билеты сыграла свою роль". Идём к кассам Ленинградского вокзала. Там, как обычно, очереди, мы встаём в хвост одной из них, знакомство продолжается. Я рассказываю, что работаю на радио "Культура". "Ставишь мызыку или разговариваешь?" - удивлены голландцы. "Музыку. Завтра даже передам вам привет". "Круто!" Мои новые знакомые рассказывают о себе. Почему-то запоминаю только про Эмиля, он работает на телевидении, хвастаясь, что его телевизионный пропуск даёт везде бесплатную парковку. Ещё несколько фраз, и я прощаюсь. Мы улыбаемся, голландцы жмут мне руку. "Удачного путешествия!" - желаю я и иду в метро.

Почти дойдя до турникетов, я, будто пронзённый молнией, останавливаюсь и бегу назад: "Эх, Вова, если они не смогли купить билет на метро, как они купят билеты в Ленинград?" Ребята рады меня видеть, я говорю, что помогу объяснить всё кассирше. И когда мы оказываемся у окошка кассы, я хвалю себя за дальновидность: РЖД и английский это небо и земля, кассир ни в зуб ногой. Ребята хотят ехать в пятницу, девушка смотрит в свой компьютер и говорит: "Есть три места, глубокой ночью, плацкарт, в разных вагонах, все боковые". Голландцы непонимающе улыбаются, а узнав ситуацию, вмиг меняют улыбку на грустные лица. "Да, ребята, вы, конечно, выбрали денёк", - думаю я, - "Откуда вам знать про наши праздники и традиции". Амстердамские путешественники хотят уехать в Ленинград в пятницу 10-го июня, придя за билетом в четверг 9-го и не зная, что воскресенье 12-е - выходной, а понедельник 13-е - нерабочий. Мы отходим от кассы, я думаю, что делать, прошу парней подождать. Спрашиваю у охраны, где комната Дежурного по вокзалу, иду к нему, там узнаю имя-отчество-фамилию начальника вокзала, поднимаюсь по боковой лестнице на второй этаж, захожу к секретарю: "Здравствуйте! Королёв Владимир, радио "Культура", ведущий эфира, можно к (не помню, увы сейчас)?" Захожу к начальнику, человеку лет сорока пяти, он говорит по телефону, приглашая присесть. Когда через минуту он кладёт трубку, я объясняю: "У меня друзья из Голландии, у них есть еще несколько дней погостить в России, хотели бы посмотреть Петербург". Я даже не успеваю о чём-то попросить, как начальник вокзала молча протягивает мне ручку и листок. "Что писать?" "Когда поедете". "Пятница", - пишу, - "Купе, 4-е билета, вечер". Начальник Ленинградского вокзала так же молча берёт листок, набирает кого-то и говорит: "Сейчас к тебе товарищ подойдёт с радио... Да... Четыре... Из резерва... Я." Потом смотрит на меня, думая о чём-то своём секунд десять, и произносит: "Сейчас пойдёте в такую-то кассу, там всё готово".

Я благодарю этого доброго человека, спешу за голландцами. Они непонимающе смотрят на меня, на мою коварную улыбку, но покорно идут со мной в другую кассу. Там я прошу их паспорта, перевожу что-то для кассирши, наличных у парней не хватает, пробуем карточку. Выясняется, что у одного из гостей паспорт не с собой. По совету кассирши он звонит домой, своей девушке, просит взять копию и продиктовать серию и номер. Всё готово. Билет на непоздний вечер субботы, купе на четверых. "That's how things work in Russia", - шучу я, - "You have to know somebody who knows somebody". Довольные, мы спускаемся в метро, снова к кассам, я объясняю голландцам, что покупать всем по одной поездке - дороже, чем сразу на много. Пока они соображают, что к чему, а кассирша нетерпеливо и кривомордо на всех нас смотрит, я покупаю им билет на десять поездок: "Just a present". "Ам, можно, мы сфотографируемся?" - спрашивают ребята, мы просим проходящую мимо девушку щёлкнуть нас и становимся в один ряд. "Пришлите мне тоже", - и Эмиль записывает мой имейл. "Да, конечно, Вова!" На следующий вечер я получаю письмо: "Мы в поезде, фотографию пока не скопировали, спасибо, ещё напишем, вышли свой адрес, когда вернёмся домой - пришлём подарок".

Проходит, наверное, два месяца, когда я, уже успев всё забыть, получаю письмо от Эмиля: "Вот фотография. Раньше не писали, некогда было. Будешь в Амстердаме, поводим по достопримечательностям". И всё.

Да, Голландия-Голландия, европа недобитая. Вот сейчас я буду прикреплять к теме ту самую фотографию "Я и баскетбольная сборная Амстердама"...

Июнь 2011

Прикрепил. Секунд десять всё заняло. Допустим, ещё двадцать надо, чтобы скопировать фотографию из фотоаппарата в компьютер. Много, да? Так что два месяца занятости это сказки. Ладно, голландцы, бог с вами. Всё равно не перестану помогать. Я советский парень, не голландский.

ВК