Владимир Королёв (vvkorolev) wrote,
Владимир Королёв
vvkorolev

Categories:

Royksopp forever, часть вторая

(продолжение)

Интервью, ребята, вещь дёрганая. Первые минут семь я говорил с Брундтландом спокойно, а вот последние три Рома (как помните, главный представитель принимающей стороны на площадке) каждую минуту заглядывал и торопил. Конечно, спросить всё не удалось, но зато я успел пригласить "Ройксопп" к себе на родину, в Тбилиси. Фото вдвоём, я жму руку Торбьорну, в эту секунду звонит его телефон, он снимает трубку и по-английски просит кого-то на том конце подождать, пока ребята с ним сфотографируются. Брат был в восторге от такой вежливости, да и мы с Вами много раз видели, как наш человек говорит с тобой, затем спокойно отвечает на звонок и даже не всегда извиняется... Торбьорн, Норвегия, сделано с умом. Мы пожимаем на прощанье руки и идём к Свейну.

По коридору ходит нервничающий Рома, как мне кажется, излишне нагнетая обстановку, торопя всех. И не начнись концерт с трёхчасовым опозданием (наверное, всех "Симпсонов" пересматривали), я понял бы спешку  - вот-вот должен был состояться т.н. саунд-чек. Но давайте по порядку.

Я и брат стоим у дверей, ждём, когда выйдет "кто-то из какого-то там журнала", Роман так же торопит берущих интервью, спрашивает нас, пропустим ли мы коллег с ЭмТиВи, мы киваем, я вожусь с телефоном, брат - с фотоаппаратом. От суеты, духоты и грохотавшего, когда мы крепили баннеры и ролл-апы, тестируемого звука начинает болеть голова...  

 

Два щуплых юноши и такая же девушка - коргруппа ЭмТиВи - заходят к Свейну. Следующие мы... Снующий туда-сюда Рома через какое-то время встречает в коридоре свою коллегу, оба выясняют, что именно в комнате Свейна стоит коробка с т.н. беджиками. Я и брат переглядываемся, Роман как ни в чём не бывало распахивает дверь, вся группа и Свейн замолкают, коробка не поддаётся, Роман дёргает её, и она разрывается прямо в дверях...

 

Я бы, наверное, умер от стыда. Но профессия Ромы такова, что артист в его руках - инструмент, и всё происходящее - в порядке вещей. Я помогаю довытащить коробку и потом охапками ношу беджики в соседнюю комнату. Вторая партия ложится куда-то на трюмо, и вот нас зовут на интервью с тёмным чуваком из "Ройксопп". 

Здороваемся, я дарю майку "РадиоИнди", повторяю про интернет-радио Свейну всё, что сказал Торбьорну, добавляю, что майки были специально сделаны к концерту. Свейн радуется этому как ребёнок и говорит: "Really? I appreciate it! Gonna wear it yeah". Мы садимся по предложенному ещё Брундтландом сценарию - дальше от окна, и по тому, как Берге отвечает, как слушает, я решаю для себя, что Торбьорн это философия дуэта, а Свейн - его энергия, его душа и улыбка, это даже по загару видно: пока Торбьорн философствует в тенёчке, Свейн весь на солнце. Но Берге тоже любитель порассуждать, между прочим. Об этом я ещё напишу.

 
  

Под конец разговора нас так же торопят, на ходу я прошу Свейна подписать майку, говорю спасибо за свою любимую "Only This Moment", и Берге, явно слышащий такие слова в сотый раз, в сотый же раз искренне улыбается (пока он благодарит за тёплые слова в адрес их песни, я думаю, что тоже никогда не устану и не буду благодарить дежурно слушателей радио "Культура" и "РадиоИнди"). "Спасибо за разговор, Свейн. До встречи на концерте!"

 

И я так рад тому, что только что было, что на минуту забываю про брата и его аппаратуру, оглядываюсь лишь на вскрик: к собственной радости и к радости Свейна Саша успевает поймать треногу с фотоаппаратом. Мы выходим в коридор, и тут оказывается, что фотоаппарат был пойман ценой брюк: ловя его, мой брат практически сел на шпагат, брюки лопнули по шву от змейки до кое-чего, кхм... Мы тут же начинаем спрашивать иголку с ниткой, ни у кого нету. Лотти тоже говорит своё "сорри". Что ж, хорошо, что есть пиджак.

Пока команда организаторов занимается раздачей табличек "Организатор", "Дирекция", "Рабочий сцены" (а для дуэта и певицы Аннели Дрекер на табличках было написано "Артист"), я иду в гримёрку к музыкантам и прошу Торбьорна подписать майку. Он видит в моих руках два маркера, смотрит, что Берге расписался серебряным цветом, и улыбается: "Oh! He get the silver and I get the gold? Cool!" Ставит подпись и начинает что-то рисовать. "Что это?" - спрашиваю я, - "Собачка?" Торбьорн поднимает на меня абсолютно учительские глаза: "Имей терпение дождаться и увидишь сам". Финальным аккордом у морды собачки на ткань ложится нотка. "Собачка поёт?" "Она свистит", - и снова ироничная укоризна. Я забираю майку, жму руку Брундтланду со словами благодарности за "Only This Moment", он рад этому неподдельно. И когда я уже в дверях, говорит: "Мы её сыграем сегодня!" Что заставляет меня улыбаться непрерывно минут десять и с этой улыбкой получить три синих ремешка для прессы, найти, наконец, "Restrooms" и выйти на площадку. Начинается саунд-чек...

 

(окончание следует)

ВК
Tags: Владимир Королёв радиоинди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments