Владимир Королёв (vvkorolev) wrote,
Владимир Королёв
vvkorolev

Category:

Royksopp forever, часть первая

Я надеюсь, что это не дыхание пенсии, но теперь, побывав на концерте своей мечты, я смотрю на Свейна и Торбьорна немного по-новому, и это "по-новому" - шутливые слова моего брата: "Ройксопп" это такие мега-крутые диджеи, которые ещё и поют". "Ройксопп" не концертная группа, это фестивальный проект - так, выйти в конце, сделать пять номеров, собрать чемоданы - и на новый фестиваль. Они потеряли меня минут на двадцать в середине своего выступления, когда от мелодичной музыки ушли в банальный "дыц-дыц-дыц", и я был Станиславским, когда светловолосый чувак со сцены просто ради чего-то сказал, что не видел такой публики уже долгое время. А ещё меня расстроила своим обманом Аннели Дрекер. И вот я уже почти поставил отметку "был" напротив события 21-го июня и собирался забыть его, как...

Как мой брат в эту субботу достал из рюкзака майку "РадиоИнди" с автографами Берге и Брундтланда. И всё всколыхнулось...

 

В тот четверг я был у въезда в парковую зону в 12.15. Разумеется (и это Россия, ничего удивительного) никаких пропусков на въезд в ЦПКИО не было и в помине. Мой брат работал в Первой градской, чья территория примыкает к парку, была надежда, то получится проехать, но я звонил, брат был на учёбе, я достал из машины один ролл-ап, два баннера и зашагал на площадку концерта - в "Зелёный театр". Там ждала улыбчивая девушка Ирина, сотрудница принимающей стороны, она показала места, где можно было закрепить логотипы, и этим я и занялся. В каждую дырочку ролл-апа надо было продеть верёвку, занятие не из весёлых, но что делать, пришлось.

 

Через полчаса позвонил брат, ещё через десять минут он уже домчался с Пироговки, по старому знакомству заехал на территорию больницы, пришёл и помог закрепить второй баннер и ролл-ап.

 

Затем мы вернулись на Ленинский, перевезли мою машину ко входу в театр, занялись вторым ролл-апом, сделали всё и пошли что-нибудь съесть. Шёл четвёртый час, мы не успели отойти от ворот театра и ста метров, как позвонила другая сотрудница принимающей "Ройксопп" стороны: "Владимир! Вы готовы взять интервью?" "О, да!" - и мы с братом вернулись к воротам, воочию познакомились с позвонившей Альбиной, поболтали с охранником Николаем, Альбина расстроила меня словами: "Это будет кто-то один из двоих, они попросили не более трёх интервью по десять минут и не вместе". "Они что, поссорились?" - пошутил я, Альбина улыбнулась, мы взошли на край сцены и прошли за кулисы. Навстречу вынырнул чувак в очках, я протянул руку: "Владимир!" "Рома", - ответил, наверное, мой ровесник, я спросил разрешения говорить на ты. Мы остановились в коридоре за сценой. Вполне советский интерьер - бледно-бежевые с потёками стены, не самый сверкающий линолеумный пол, наспех расклеенные бумажные указатели.

  

"Рома, если получится, можно поговорить с обоими?" "Я постараюсь"... Мы с братом вслух повозмущались глупости раздельных интервью, в коридор вышла полноватая крашеная чувиха в чёрных обтягивающих штанах, я спросил её имя - Лотти, тур-менеджер группы, и она сказала, что музыканты ещё не приехали. Не было особой радости ждать их в коридоре, я пошёл вслед за чувихой к воротам, там мы поболтали на разные темы (Лотти незамужем, работает с "Ройксопп" три года, Москва обычный город, у Торбьорна отрасли волосы, у Свейна длинные, оба музыканта прикольные ребята, ей всё нравится). К воротам театра подъехало что-то белое маршруткообразное, из дверей показался чемодан на колёсиках, следом за ним шагнул Брундтланд, затем всё также произошло с Берге. Торбьорн подошёл к домику касс, сделал фотографию, Лотти взяла третий чемодан, мы с братом шагнули настречу, я протянул руку: "You are very welcome to Russia guys! Thank You for Your music! Smooth..." Оба ройксопповца заулыбались, и мы впятером пошли ко входу на сцену. "Может, сфотографировать?" - спросил брат. "Успеем!" - радостно ответил я. "Ройксопп", которых я так любил и так ждал, шли рядом со мной...

Снова тот же коридор, ребята здороваются со всеми, кто на пути в гримёрку, Берге почему-то говорит каждому: "Свейн". Наверное, чтоб не путали... Ждём. Обвешанный фотоаппаратами, сидит в кресле брат, а я волнуюсь и смотрю на телефон - вот-вот должен позвонить слушатель Роман, он звонит, я буквально несусь к воротам забрать майки с логотипом "РадиоИнди", беру с собой три - две в подарок, одну для автографов (надежды на оба интервью я не теряю).

 

Мы по-прежнему в коридоре, снова ждём. Вот вышел по делам и направился по надписи "Restrooms" в другой конец коридора Свейн. Вот выглянул Торбьорн, достал телефон и стал снимать обстановку (на фото справа Лотти, чуть дальше - представитель организаторов Марина, спиной к нам Роман, чувак в чёрном - официант):

 

И вот так мы ждём. Пять минут, десять. Туда-сюда ходит Лотти, мимо нас проходит официант с подносом нарезанных помидоров, огурцов, салата. У чувака из принимающей стороный я спрашиваю: "Райдер? "Одна двадцать восьмая часть", - смеётся он. "Они что, вегетарианцы?" - ловлю я Лотти. "Нет, просто захотели." "А когда начнётся интервью?" "Сейчас, они только досмотрят мультфильм". "Какой?" "Симпсоны". Стоим дальше. Откуда-то со стороны гримёрки в коридор выходит, как мне показалось, повариха, женщина лет пятидесяти на лицо, такая крестьянская-крестьянская, невысокого роста, в джинсовом комбинезоне, и идёт в конец коридора. "Дааа", - улыбаюсь я, - "И повара заказали". Женщина возвращается, останавливается прямо возле нас и что-то говорит девушке огранизатору ...на английском с акцентом! "Кто это?" - в смутных догадках я бросаюсь к Роме. "Солистка их". "Дрекер??? Аннели Дрекер?" "Кажись, она".

 

Аннели Дрекер, да. Она в масках на сцене, без грима я её ещё не видел. Эту фотографию нашёл, чтобы показать то усталое лицо. Я прошу Лотти разрешения сфотографироваться. "No sorry. But it will be possible after the show, with the band, OK?" "ОК".

Через минуту выходят Свейн и Торбьорн, интервью начинается. Сначала Торбьорн. Мы с братом здороваемся, я дарю майку "РадиоИнди", Брундтланд обещает её носить, я говорю, что это было бы здорово. Вкратце рассказываю о нашем интернет-проекте, напоминаю Торбьорну о временах, когда он сам был неизвестным и хотел, чтобы кто-то знаменитый напутствовал его, спрашиваю, помнит ли он эту пору сам. "Помню ли я, как не был известен? Нет!" - отвечает светлый чувак из дуэта и некоторое время испытующе смотрит на меня. А затем расплывается в улыбке: "Помню, помню. Обязательно надену".

 

Мы начинаем разговор, Торбьон предлагает присесть, но когда мы садимся у окна, замечает, что брат собирается снимать интервью на видео, и к радости брата добавляет: "Давайте сядем вглубь комнаты, так будет светлее!"

 

 
  
  
 

Вообще, Торбьон показался мне философом. В том, как отвечал, в том, что отвечал, в рассуждениях, в элементах игры с поклонниками на сайте, в поиске себя и любимого уголка на планете (был и такой вопрос). И более спокойным, чем Свейн. Впрочем, о нём и о концерте я ещё напишу, а пока... Продолжение следует. ВК

 
Tags: Владимир Королёв радиоинди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments